Рекламного бюджета Samsung не хватило на козырек

10 февраля 2019 в 21:59
612 просмотров
article4855.jpg

Коррозия ответственности – причина резонансных аварий в России.

В ночь на 1 февраля в Москве произошло очередное ЧП — над центральным входом в институт «Гидропроект» по Волоколамскому шоссе, 2 обрушился железобетонный козырек. Почему в стране рушатся крыши, мосты, проваливаются тоннели и затопляются станции метро?

27-этажное здание «Гидропроекта» было построено в 1965-68 годах и представляет собой прямоугольную башню, поставленную на трехэтажный стилобат. Ко входу в институт ведет парадная лестница с нависающим над ней тяжелым железобетонным козырьком.

В пресс-службе института заявили СМИ, что только арендуют офисы в здании и не занимаются его техническим обслуживанием. Представитель собственника здания рассказал телеканалу «Москва 24», что вечером 31 января коммунальщики, которые сбивали наледь с крыши, «почувствовали, что конструкция шатается, и на всякий случай огородили потенциально опасную зону». По его мнению, козырек мог обрушиться, помимо прочего, под тяжестью стоявших на нем рабочих.

Кто является собственником здания, не уточняется. Но известно, что этот институт, по проектам которого было построено более 150 ГЭС в России и построены и строятся более 20 ГЭС во всем мире, в 2010 году был приобретен ОАО «Русгидро» за 1,48 млрд. руб.

Как бы то ни было, как «Русгидро», так и неустановленный собственник здания располагают средствами более чем достаточными для своевременной профилактики и ремонта здания института. Тем не менее, очевидно, что козырек над входом в здание обрушился по той причине, что не только его ремонта, но даже простейшей визуальной диагностики не производилось. А, между тем, гидростроителям должно быть хорошо известно, что под воздействием воды железобетон постепенно разрушается, причем процессы его химического разрушения нельзя остановить, а можно лишь замедлить.

Гидрат окиси кальция, входящий в состав цемента, растворяется в воде. Внешним признаком такой коррозии бетона являются белые пятна на его поверхности. Другой вид коррозии возникает под воздействием содержащихся в воде и воздухе кислот. Когда бетон разрушается, начинается коррозия арматуры. Ржавчина имеет во много раз больший объем, чем арматурная сталь, она распирает конструкцию, отчего возникают трещины и отколы бетона с частичным обнажением арматуры.

На фотографиях обвалившегося козырька видно, что обнажившаяся арматура проржавела насквозь и с трудом выдерживала тяжесть конструкции. Небольшой слой снега, который лежит на козырьке, не мог вызвать обрушение, но когда на него влезли коммунальщики, козырек зашатался и вскоре рухнул.

А ведь если бы собственник здания вовремя позаботился о нанесении защитных покрытий на козырек над центральным входом, тот продержался бы еще много десятков лет.

Заметим, что средств для проведения ремонтно-профилактических работ у собственников здания, как можно предположить, в избытке. С нулевых годов практически весь фасад здания закрыт коммерческой рекламой. В конце 2012 года здесь установлен светодиодный видеоэкран, который круглосуточно отображает рекламную информацию, которая просматривается с расстояния до 2 км – от метро «Аэропорт» (медиафасад принадлежит компании LBL, экспертная оценка стоимости годового размещения составляет полмиллиарда рублей — прим. ред.).

Коррозия бетонных конструкций в последнее время стала причиной резонансных аварий в российской столице.

Еще 10 лет назад в ходе международного инвестиционного форума «Россия зовет!» тогдашний замминистра финансов РФ Александр Новак сообщил, что общее недофинансирование инфраструктуры составляет $1,5 трлн. «В ближайшие 20 лет необходимо около $50 млрд. ежегодно тратить на инфраструктуру», – отметил он.

Легко догадаться, что таких денег в инфраструктуру с тех пор не вкладывалось, и инженерно-технические сооружения страны пришли в еще более угрожающее состояние. По экспертным оценкам, для полного ремонта российской инфраструктуры потребуются средства в размере от полутора до двух годовых ВВП. Понятно, что таких ресурсов не ремонт метро, мостов, тоннелей и прочих созданных в советское время строений и сооружений страна выделить не может. Этот факт вопросов не вызывает.

А вот ответить на вопрос, сколько времени осталось до тотальной технотронной катастрофы в масштабах всей страны, когда-нибудь все-таки придется.

Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики, эксперт Академии военных наук

Источник: электронная газета «Век»

Похожие статьи:

НовостиTWIGA открыла баинговое агентство

НовостиПрофессионалы регионального рекламного рынка встречаются 5 декабря в «Президент-Отеле»

СтатьиВ Казани состоялись первые торги по наружке