Мутные воды питерской наружки

6 августа 2017 в 14:34
251 просмотр
article3872.jpg

Как глава комитета по печати Смольного Сергей Серезлеев заправляет рынком наружной рекламы на 2 млрд руб.

В Санкт-Петербурге продолжаются скандалы вокруг передела рынка наружной рекламы. С 2013 года вся наружка находится на «нелегальном положении». Все это время городские власти так и не удосужились провести новый конкурс на размещение наружной рекламы.

В июне 2017-го конкурс был наконец объявлен, и тут же вспыхнули новые скандалы. Курирует этот рынок председатель городского комитета по печати и взаимодействию со СМИ Сергей Серезлеев. «Достижения» чиновника и подчинённого ему Санкт-Петербургского Государственного унитарного предприятия «Городской центр размещения рекламы» (СПб ГУП «ГЦРР»), на мой взгляд, могут стать предметом пристального изучения со стороны Контрольно-счётной палаты и прокуратуры города.

«Договорная» схема
Для непосвящённых в эпопею на питерском рынке наружной рекламы тезисно опишу историю последних лет. В 2013 году у большинства операторов наружной рекламы истёк срок договоров с городом на размещение рекламоносителей. Город должен был провести новый конкурс. Но ответственный за это комитет по печати и его нынешний глава Сергей Серезлеев (тогда ещё в роли курирующего рекламный рынок зампреда) так подготовили схему размещения наружной рекламы и конкурсную документацию, что вызвали массу скандалов, претензии от самых разных контролирующих органов.

В итоге управление Федеральной антимонопольной службы в 2014-м конкурс отменило. За три года новый конкурс власти организовать так и не смогли. Или не захотели. Как не раз писалось в СМИ, работа всех операторов вне договорных отношений на руку тем, кто эту работу контролирует. Полномочия заключать договоры с бизнесом на размещение наружной рекламы переданы ГУП «Городской центр размещения рекламы».

Оно полностью контролируется комитетом по печати и его председателем. После того как срок старых договоров с рекламораспространителями истёк, а новых не появилось, комитет начал массово подавать иски о демонтаже рекламных конструкций. Суды соглашались и выписывали предписания на снос.

В результате городские власти получили возможность на законных основаниях в любой момент снести практически любую рекламную конструкцию в Петербурге. Отличный способ, скажем так, коррекции и прополки рынка. Как говорят, выдержали не все. Известные в прошлом компании «Талер», Clear Channel были спешно и дёшево проданы.

Остальным участникам рынка объяснили, что они могут работать и дальше, по своеобразной схеме: ГЦРР выставляет операторам-нелегалам претензии за необоснованное обогащение, таким образом, они будут оплачивать пользование городской собственностью. Разумеется, всё происходило на фоне постоянных разговоров о том, что новый конкурс вот-вот будет объявлен. И так три года.

«Необоснованное обогащение» взимают с операторов-нелегалов, разумеется, в претензионном формате. Но вот кто и как считал, сколько взимать? Заботился ли кто при этом об интересах городской казны? Складывается впечатление, делалось это в весьма произвольном порядке. Все три года многие операторы пытались просить поменять ставки, просто отказываться платить, оспаривали взимаемые суммы в суде. И некоторые добивались успеха. Более того, стоит посмотреть судебные материалы разбирательств между ГЦРР и участниками рынка как раз по «незаконному обогащению». Суды порой иски ГЦРР отклоняли, а если удовлетворяли, то зачастую прежде существенно снижали требуемую сумму.

То есть получается, что никакой железобетонной, чётко прописанной в официальных документах методики подсчёта, сколько денег должен получить от рынка бюджет, нет? Судя по тем же судебным решениям, в основе расчётов комитета и Городского центра размещения рекламы лежит распоряжение №39-р об изменениях размеры платы за пользование городскими объектами и территориями в целях размещения наружной рекламы и информации, которое было принято… 23 ноября 2007 года. 10 лет назад!

В 2010-11 годах в этот документ были внесены некоторые правки, и с тех пор всё. За это время страна изменилась, экономика… ну мы знаем, где сейчас наша экономика. Курсы валют, инфляция, изменения на рекламном рынке — как будто ничего не менялось.

Неужели за все эти годы ни председатель комитета по печати, ни ГЦРР не удосужились провести оценку изменений в экономике рекламного рынка?

Есть подозрения, что всё же оценивали, но результат их не очень устроил. Косвенно в пользу этой версии свидетельствуют документы несостоявшегося в 2014 году конкурса на размещение. Объявив своим распоряжением конкурс, комитет по печати опубликовал, в том числе и оценку стоимости права размещать рекламные конструкции в городе. Стоимость эта выше, чем суммы, которые взимаются за «необоснованное обогащение» и которые рассчитаны по лекалам 2007 года.

Стоимость размещения конструкций из документов конкурса 2014 года — это результат работы независимой оценочной комиссии. Эти данные были официально опубликованы. То есть, начиная с 2014-го ГЦРР, требуя возмещений от операторов, должен был руководствоваться этими расчётами и взимать плату по повышенной стоимости? Но этого не делалось. С учётом того, что каждое требование — это миллионы рублей, можно только предполагать, сколько недополучил городской бюджет за три с лишним года.

У меня возникает подозрение, что оценка, проведённая в 2014 году, использовалась вовсе не для пополнения бюджета, а для решения каких-то иных задач.

Ведь не секрет: рынок, который не регулируется договорными отношениями, — лёгкая жертва для курирующих его чиновников. Получается, что в основе «одичания» рынка наружной рекламы оказались весьма «непонятные» схемы получения бюджетных денег городским комитетом по печати и «ГЦРР».

82% вознаграждения
В июле 2017 депутат петербургского Законодательного собрания Алексей Ковалёв обратился к Контрольно-счётной палате (КСП) с письмом, указав на непрозрачность финансирования ГУП «ГЦРР», бюджет которого после назначения главой комитета по печати Сергея Серезлеева вырос почти вдвое. Стала достоянием гласности весьма примечательная схема работы ГУП «ГЦРР».

ГУП «ГЦРР» был наделён полномочиями заключать с участниками рынка договоры на размещение наружной рекламы в городе. Полномочия эти ему даны договором поручения от 1995 года, заключённого с комитетом по управлению городским имуществом (сейчас переименован в КИО — Комитет имущественных отношений).

Средства, полученные от рекламных операторов, Городской центр размещения рекламы должен передавать в бюджет. Для покрытия издержек, возникающих в ходе этой работы, ГЦРР получает вознаграждение — процент изъятия от собранной в бюджет суммы. Это уже весьма сомнительно с точки зрения закона. Размер этого вознаграждения определяет комитет по печати… по согласованию с комитетом по финансам.

Но, как установило в этом году УФАС, уже давно ведомство Серезлеева делает это без всяких согласований. До 2014 года в ГЦРР возвращалось не больше 12% от собранных денег. С назначением на должность председателя комитета по печати Сергея Серезлеева всё изменилось. Дальше следим за каждым шагом.

Шаг первый. ГЦРР перестал делать то, что ему поручено: заключать договоры. Старые договоры просрочены, а новые заключить невозможно — конкурс не состоялся. То есть формально Городской центр размещения рекламы перестал выполнять работу, за которую ему положено вознаграждение.

Шаг второй. Конкурс комитет по печати и ГЦРР так и не провели. Операторы ушли на нелегальное положение. Вместо хоть и непростой, но легко просчитываемой схемы — договор с оператором, понятные деньги в бюджет, из бюджета — процент от собранного в ГЦРР — выстроили сложную новую комбинацию. ГЦРР собирает деньги за «незаконное обогащение». Сколько точно, посчитать сложно — суммы постоянно меняются, операторы оспаривают их в судах, договариваются об изменениях, а ещё и рекламные конструкции регулярно сносятся.

Шаг третий. В 2015 году процент вознаграждения ГЦРР возрастает до 20%, в 2016-м — до 21%. По данным самого ГЦРР, в 2014 году вознаграждение составило 121 млн. рублей, в 2015-м — уже 195 млн. рублей, а в I квартале 2016-го — 52,5 миллиона (то есть за год набегает, возможно, более 200 млн. рублей).

По словам господина Серезлеева, это объяснимо, так как у ГЦРР выросли затраты — началась активная работа по демонтажу рекламных конструкций. Это особо хитрый финт. Когда срок договоров истёк, операторы, по договору, должны были сами демонтировать свои конструкции. Но им сказали: демонтировать не надо — работайте пока, ждите нового конкурса и платите по факту.

Одновременно на все рекламные конструкции ГЦРР получил судебное предписание по демонтажу. И все последние годы в произвольном порядке комитет по печати и ГЦРР то там, то тут сносят рекламоносители. Вот за эти труды, которые петербургский комитет по печати и ГУП «Городской центр размещения рекламы» сами себе придумывают, Сергей Серезлеев и оформляет вознаграждение ГУП. Операторы рынка все удивлялись спонтанности, хаотичности и немотивированных демонтажей. А, похоже, всё просто: чем больше снёс, тем больше из бюджета компенсировал.

На фоне бесконтрольности в IV квартале 2014 года председатель комитета Сергей Серезлеев установил объём вознаграждения ГЦРР в размере… 82% от полученных средств. Занимавший тогда должность директора ГЦРР Юрий Бурунов даже написал господину Серезлееву, что не может освоить эти деньги. Ну не может он столько демонтировать: владельцы конструкций сопротивляются, работа идёт медленно — дайте 18%, больше не справимся. Весной 2015-го Юрий Бурунов покинул свой пост. ГЦРР на неспособность освоить бюджеты больше не жаловался.

Но самое примечательное, что в договоре ГЦРР с имущественным комитетом нет ни слова про демонтажи. По мнению юристов, это означает, что ГЦРР не может за это получать вознаграждение — ни по договору, ни по действующему законодательству. Соответственно, председатель комитета по печати не имеет права направлять бюджетные деньги на оплату работы, которую никто не согласовывал.

Алексей Ковалёв также напомнил, что вообще-то комитет по печати демонтирует рекламоносители силами другого учреждения — Государственного казённого учреждения «Городская реклама и информация» (ГКУ «ГРИ»), которое тоже получает деньги из бюджета. Как делят полномочия между собой две организации, непонятно, а значит, «не исключена двойная оплата». Сергей Серезлеев, комментируя эту претензию, отмахнулся — мол, полномочия между организациями распределены согласно ст. 19 Федерального закона «О рекламе». Статья длинная, читать её сложно, но вот про полномочия ГЦРР и ГРИ там точно нет ни слова.

На деле главное отличие ГКУ «ГРИ» в том, что оно подотчётно комитету по финансам, денег получает меньше, и все они отражены в бюджете. Не развернёшься.

Но и это не конец. Как указывает Алексей Ковалёв, ГЦРР требует от операторов оплатить демонтаж. «В судебном порядке ГЦРР взыскивает с операторов затраты, которые, возможно, уже покрыты за счёт бюджета Санкт-Петербурга. При этом остаётся неясным, перечисляются ли эти средства в бюджет или остаются в распоряжении руководства ГЦРР», — говорится в письме депутата.

Сергей Серезлеев в ответ заявил, что «ГЦРР действительно выступает с исками к операторам наружной рекламы и требует возместить расходы по демонтажу, причём 99% этих судов ГУП выигрывает, и взысканные средства перечисляются в бюджет». То есть за каждый снос, который уже оплачен из бюджета, предприниматели платят ещё. Есть ли тут двойные оплаты одной и той же работы или нет, нужно очень тщательно исследовать. Вся эта история с ГУП «Городской центр размещения рекламы» давно вызывает нарекания. Настолько серьёзные, что УФАС ещё в начале года выдало предписание расторгнуть договор поручения 1995 года, отозвать у ГУП доверенность, выданную на 2017 год, и прекратить выдачу таких доверенностей.

ГЦРР подал на УФАС в суд, но проиграл — предписание осталось в силе. Но, несмотря на это, комитет по печати продолжает переводить деньги из бюджета за те же демонтажи. ГЦРР продолжает подавать иски на рекламораспространителей в связи с незаконным обогащением. В общем, бюджетные деньги текут без остановки…

Так глава городского комитета по печати Сергей Серезлеев придумал замечательную схему распределения доходов от наружной рекламы.

«Бесплатная» социальная реклама
Отдельная история — так называемая социальная реклама. Поговаривают, что после того, как истёк срок действия договоров на установку рекламных конструкций, комитет по печати решил на своё усмотрение распределять объёмы социальной рекламы, возможно, между близкими ему операторами наружной рекламы. На первый взгляд, всё просто: ответственные компании размещают бесплатно для города социальную рекламу, но есть нюансы….

Заключение договоров на распространение социальной рекламы должно осуществляться в порядке, установленном Гражданским кодексом и Федеральным законом «О рекламе». Разумеется, Сергей Серезлеев не мог не знать, что на незаконных рекламных конструкциях социальную рекламу, рекламу, продвигающую государственные интересы, размещать запрещено. А в Петербурге все конструкции — незаконные. Согласно законодательству денежные средства, полученные от операторов наружной рекламы за фактическое пользование, переводятся в бюджет города, в бюджете планируется закупка социальной рекламы, далее проводятся конкурентные процедуры по выбору подрядчика, предложившего наименьшую цену, с которым и заключается договор. Необходимо добавить, что социальная реклама может занимать не более 5% площади всех рекламных конструкций в городе.

Между тем, по информации ещё одного депутата Законодательного собрания, Максима Резника, который также недавно обратился в Контрольно-счётную палату и к прокурору города, крупные компании «Постер» и Russ Outdoor, скажем так, «в содружестве» с Сергеем Серезлеевым уже подготовили документы для обращения в суд с иском к администрации Петербурга. Как заявил депутат, они собираются потребовать компенсации затрат на размещение социальной рекламы и упущенной коммерческой выгоды. Общая сумма исков может превысить 650 млн. рублей.

Руководители указанных компаний поспешили опровергнуть информацию о том, что операторы рекламы будут требовать возмещения расходов на социальную рекламу. Но пока это только слова, которые могут разойтись с делом в любой момент. Такая поспешность может быть связана с тем, что «близкие» к комитету по печати компании отводят под «социалку» до 30% площадей. То есть в 6 раз больше, чем предусмотрено Федеральным законом «О рекламе». Сергей Серезлеев их даже в пример ставил.

«В Петербурге благодаря конструктивному взаимодействию комитета по печати с операторами доля социальной рекламы доходит до 30%», — рассказывал он.

Представляется мне, что дело вовсе не в альтруизме «крупняков». Не думаю, что они разместили «социалки» больше, чем надо, не будучи уверенны в том, что потом с помощью судебных исков получат денежные средства за размещение «бесплатной социальной» рекламы по высокой коммерческой стоимости.

На этом фоне мелочью кажется, например, неразбериха с Т-образными щитами. У этих щитов — четыре рекламные поверхности. Пока действовали официальные договоры, операторы, владеющие такими щитами, были обязаны одну из сторон бесплатно отдавать под социальную рекламу. Договоров давно нет, и операторы «лепят» коммерческую рекламу на все четыре стороны, но… в бюджет платят по-прежнему за три. Удивительно, что Сергей Серезлеев с его более чем 10-летним опытом работы в администрации Санкт-Петербурга почему-то этот «казус» не замечает. В результате, как говорят многие на рынке, уже не первый год отдельные операторы имеют возможность недоплачивать в бюджет города миллионы рублей ежемесячно. Это позволяет им компенсировать убытки при падении спроса на размещение рекламы. Непродаваемые места завешивают «продуктом», за который не только не надо платить в бюджет, но можно потом и компенсацию получить.

Подводя итоги, можно сделать вывод: городской комитет по печати манипулирует миллиардным рынком наружной рекламы. Комитеты по финансам и финансового контроля лишены информации о суммах, которые операторы наружной рекламы должны платить в бюджет города. Им неизвестен ни размер скидок за размещение социальной рекламы, ни основания для предоставления таких скидок. Сколько бюджетных денег «теряется» при прохождении цепочки «оператор наружной рекламы — СПб ГУП «ГЦРР» — комитет — бюджет»? Никто этого точно не может сказать.

Вероятно, наблюдая вал обращений в УФАС, прокуратуру Санкт-Петербурга, правоохранительные органы и суды в свой адрес и понимая масштаб накопленных «сложностей», глава комитета согласовал с руководством города плавную реорганизацию ГУП «ГЦРР» в ГКУ «ГЦРР». На мой взгляд, смена формата принципиально не решит накопившиеся проблемы рекламного рынка, но зато позволит начать финансовую деятельность «с чистого листа». На волне реорганизации никто не будет скрупулёзно проверять финансовую деятельность предприятия. И можно будет всё начать с начала?

Источник: «Росоткат»